вверх
Сегодня: 17.02.19
3.png

Журналы

Мила Полька

Иногда находишь людей в соцсети – и говорить с ними интересней и дольше можно, чем с теми, кого встретил на улице или в тесных и напряжённых кабинетах, где все расслабляются чаем и дымом… Вот Полина Сорокина – девушка в свои 24 года – фантастически трудолюбивая, освоившая все премудрости профессии самостоятельно и обшивающая уже не одну сотню иркутян по любым их капризам получше старых добрых ателье.

 

С Полиной мы виделись только раз – но зато говорили больше часу. Оказалось, несмотря на разницу профессий, у нас много общего – и в географии, и в отношении с людьми… Подумал даже, что мы могли бы на время поменяться профессиями и посмотреть, что из этого может получиться. Итак, вот наша беседа – на ваш суд.

 

– Как тебе Петербург и Москва в плане модных показов, когда и на чем там бывала?

 

– Конечно, мода всегда идёт из столиц – все крупнейшие модные мероприятия проходят именно там, именно там задаются тренды и оттуда распространяются по всей стране. Петербург для меня – это мода интеллектуальная и душевная, Москва – современная и коммерческая. В прошлом году я участвовала в международном конкурсе молодых дизайнеров «Адмиралтейская игла» в Санкт-Петербурге – и впервые сама была вовлечена в профессиональный показ с дрессерами, бекстейджем, большим подиумом, профессиональным светом и так далее. Стоять за кулисами и смотреть на мониторе, как идут модели в твоей одежде и как коллекцию воспринимает зал, – это большое счастье.

 

– Что происходит с миром моды в Иркутске? Если он есть — он жив, будет жить или...?

 

– Мода в Иркутске только зарождается, и несёт в массы её молодёжь. К большому счастью, в моде сейчас удобство, комфорт и разумность – одеться красиво и тепло (что очень важно в наших краях) – это модно. Китч и показная напыщенность – это немодно. Я думаю, Иркутск быстро станет модным, мода – это игра, хобби, она вовлекает и развивает человека, его вкусовые пристрастия и эстетическое восприятие. Многие мои клиентки (а я всегда говорю, что одежду создаём мы вместе) уже не могут представить свою жизнь без приятного процесса создания красивых вещей.

 

– Чего стоит быть модницей в Иркутске – каких нервов, денег, надежд и прочих хитростей?

 

– Быть модницей в Иркутске значит быть смелой. Не все могут спокойно воспринимать людей выделяющихся. Нужно понимать, что, с одной стороны, мода – это желание одеть всех людей одинаково, а с другой стороны – в этой одинаковости показать индивидуальность каждого. Сейчас мода настолько широка, что каждый может найти в ней что-то для себя, подходящий стиль и образ. Но необычные фасоны, глубокие цвета, сложный крой и какие-то новшества в одежде в Иркутске пока привлекают к себе много внимания, и девушка, следующая моде, обязательно понимает, какую ответственность возлагает на свои плечи, одеваясь необычно.

 

– Если ты собираешься покорять Москву, то как? Конём, ферзём или ладьёй?

 

– Пока я хочу только поучиться в Москве. Покорять Москву рановато – я ещё не одела весь Иркутск!

 

– А кто твои близкие: какие их взгляды, какой опыт?

 

– В моей семье не было предпринимателей и людей исключительно творческих профессий. Дед проработал всю жизнь в угледобывающей, а потом – в золотодобывающей промышленности, мама – талантливый учитель. Это очень разные профессии и, соответственно, разные взгляды на жизнь. В нашем деле всё субъективно, иногда на уровне семьи мои вещи не находят положительного отклика, но хорошо оцениваются, например, на показе. Просто все смотрят на эти вещи по-разному: кто-то – с практической точки зрения, кто-то – с творческой, кто-то оценивает трудоёмкость. Моя семья поняла моё увлечение, в меня верят, и этого для меня достаточно.

 

– Сколько же времени стоит один наряд, сколько денег, скольких ты обшила уже?

 

– Я не считала своих клиентов, хотя мысленно делю их на несколько групп. Кто-то обшивается постоянно: заканчивая одну вещь, мы начинаем другую. Кто-то обращается регулярно, например, раз в месяц, а кто-то – только по большим поводам: на свадьбы, большие праздники и так далее. Рубашку я могу сшить за два часа, столько же уйдёт на простое платье. Пальто реально сшить за день, но весь следующий день чувствуешь себя как выжатый лимон. Мои швеи все работают с разной скоростью, поэтому всё индивидуально. Стоимость вещей непрестанно растёт, ткани становятся дороже и дороже, но цены очень разные. Например, кружево можно найти в нашем городе от 500 до 20000 рублей за метр. Какое мы купим – зависит от изделия, цели его пошива и, конечно, кошелька клиента. Одно могу сказать: у нас всё есть, нужно только поискать, поэтому особых проблем с материалами я не ощущаю. У меня есть сайт – там можно посмотреть модели mila-polka.ru

 

– Всегда ли надо идти ноздря в ноздрю с трендами/брендами или важно быть собой?

 

– Быть собой – это модно. Это не значит, что обязательно нужно делать что-то экстравагантное. За всеми трендами не угнаться, все бренды не пересчитать, но быть верным самому себе и комфортно ощущать себя в своём образе – это важно. Только не нужно зацикливаться на одних и тех же вещах, и всё же следует стараться развивать воображение и вкус.

 

– Сколько оно стоит – быть модельером – времени, встреч с людьми?..

 

– Модельер – это круглосуточная работа. Работа над собой и своими изделиями. Невозможно отключить фантазию, размышления – идеи могут прийти ночью, во время важной встречи или отдыха на природе. Блокнот или скетч-бук должны быть всегда с собой, хотя у творческих людей обычно хороша зрительная память. Нам нужно помнить много идей, фигур, тканей, фактур и так далее. Заказчицы часто удивляются, когда я в магазине веду их замысловатым путем к конкретному материалу – да, я помню, что и где висит, в каких магазинах можно найти подходящие друг другу материалы.

 

Мне кажется (хоть это и не скромно), что модельеры видят намного больше. Я смотрю на заснеженный лес, городскую архитектуру, читаю книгу или слушаю музыку – и вижу много разных образов. Это очень важно! Это самое важное!

 

 Еще один важный аспект – это общение. Очень много общения. Разные люди, которых нужно понять, чьи вкусы нужно прочувствовать. Модельер сродни психологу: нужно натолкнуть на размышление, на правильный выбор, показать сильные стороны, которые есть у каждой женщины. Знаете, успех для меня – это когда звонит любимая заказчица, говорит, что ей нужны два новых платья. Свои платья она впервые видит на примерке – это высшая степень доверия, – и ей нравятся платья и она в этих платьях. Именно так выглядит полное взаимопонимание модельера и клиента.

 

 Думаю, я из тех людей, кто может родить идею и её реализовать. Решение «надо делать» приходит само собой, а изменить себе и всё бросить я просто не могу. У меня не было учителей (кроме уроков труда в средней школе), поэтому всему в основном училась сама. В наш век это легко, было бы желание и – в нашем деле это важно – предрасположенность. Я видела девушек, у которых есть огромное желание шить, – но и нитка рвётся, и игла не шьёт, и машинка ломается… Это сложно объяснить, но это есть.

 

 Дизайнеры, как и, например, журналисты, всегда живут «впереди планеты всей». На дворе январь, а мы уже одеваем людей к весне, весной – к летним выпускным и горячему свадебному сезону и так далее. А коллекции вообще готовятся на один-два сезона вперёд. Единственный месяц, когда получается более-менее отдохнуть, – это январь. Всё же для меня самые богатые на «подвиги» месяцы – апрель и май: глубокая ночь, исколотые в кровь пальцы, дорогое кружево и блестящий бисер, которым ты его расшиваешь… Но это самые красивые ночи, правда. Кроме того, многие идеи рождаются ночью – мозг не отдыхает никогда! 

 

Михаил Юровский

Иркутские кулуары

Другие материалы автора

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ЖУРНАЛ МНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ. СЛИШКОМ ЗАМУДРЁНО ТАМ ВСЕ НАПИСАНО. ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЕГО ПИШУТ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВО ВЛАСТИ НАШЕЙ СИДИТ.

Людмила Селиванова, продавец книжного киоска, пенсионер