вверх
Сегодня: 30.11.20
8.png

Журналы

Дмитрий Бердников: «Сити-менеджер это логично и профессионально!»

И похоже было, что новый председатель городской Думы Иркутска решил взять реванш от имени всех интервьюируемых за те неудобные вопросы, которые мы хотя бы иногда, но любим задавать. Любишь, как говорится, задавать – люби не задаваться и отвечать. Впрочем, и наш интерес Дмитрий Викторович удовлетворил сполна.

 

Правда, мы вынуждены предупредить читателя, что нередко новый председатель Думы демонстрировал настолько отменное чувство юмора, что мы слегка… зависали – прежде чем расхохотаться! Редкое, очень редкое это качество для представителей власти. Но – располагающее, как вы понимаете, к обстоятельной беседе…

 

– Дмитрий Викторович, как настроение у депутатов? Не секрет, что нынешняя Дума формировалась на фоне серьёзных предвыборных скандалов. По одному из округов суд даже поменял, что называется, победителя. Не сказывается ли всё это сейчас на работе главного органа представительной власти Иркутска, не создаёт ли нервозность, непонимание депутатами друг друга?

– Не соглашусь с вами. Если посмотреть на выборы непредвзято, то скандальными их назвать нельзя. В целом события не развивались сверхдраматично. Это политическая борьба, и, положа руку на сердце, мы с вами в истории выборов в Иркутске видели ситуации и похуже. Даже гораздо хуже. Да, были округа, где имели место конфликты, присутствовала особая нервозность. Они и наложили свой отпечаток на общий фон избирательной кампании. Но все-таки это лишь два, ну три округа, и не более. И это подтверждается сегодня абсолютно рабочей атмосферой в Думе. Мне, конечно, трудно сравнивать с тем, что происходило в предыдущих созывах, но в нынешнем, оценивая первые месяцы, могу с чистой совестью заявить, что настрой у коллег хороший, деловой, позитивный. В том числе у тех депутатов, на чьих округах произошли конфликты.

 

– И тем не менее – явка избирателей была пугающе низкой… Чем вы её объясняете себе? Тем, что работу предыдущей Думы города иркутяне оценивают невысоко? Или тем, что они вообще перестают верить, что на «низовом» уровне власти можно сделать что-то реальное для улучшения их жизни? Или вмешалось что-то ещё, на ваш взгляд?

– Я бы как политик (улыбается) сослался сейчас на те самые другие обстоятельства. Так мне было бы проще!

 

– Понимаааем! Но мы – за искренность.

– Я тоже! И что касается работы предыдущей Думы, то, действительно, нельзя, наверное, исключать некоторое разочарование, которое посетило наших избирателей и сказалось на их желании идти и проголосовать. Хотя куда более серьезную роль сыграла, на мой взгляд, растущая аполитичность граждан. Не зря в Посланиях президента страны мы видим чёткий и ясный посыл: люди должны активнее заниматься обустройством своей жизни и понимать, что политика для них не что-то запредельное где-то далеко, а рядом. Что есть городской, районный, поселковый депутат, который и является их представителем во власти, а значит должен, просто обязан помогать тем, кто его избрал. В последнее время многие иркутяне настолько самоустранились от размышлений об этом, что не могут зачастую провести грань между теми возможностями, полномочиями, функциями, которые есть у депутата, и теми, что возложены на администрацию города или вышестоящую власть. И нам нужно стараться вовлекать людей в эту систему понимания.

Если мы хотим жить так же комфортно, обустроенно, как в некоторых европейских странах, то должны отчетливо осознавать, что это один из необходимых шагов в направлении комфортной и обустроенной жизни – формирование муниципальных органов власти. Это всё очень серьёзно! Вот сейчас разгорелись споры о том, что сити-менеджер в Иркутске это…

 

– Это плохо?

– Да почему обязательно плохо? В столице Франции мэра тоже выбирают не горожане, а члены Совета Парижа, то есть выборщики. Тут дело не в том, кто кого как выбирает, а в системе взаимодействия. Что такое прямые выборы мэра? Это когда избиратель имеет возможность один раз в пять лет проголосовать за человека – и больше он его не видит. И может никогда не увидеть, разве что по телевизору. Да и нереально мэру или сити-менеджеру быть на плотной, каждодневной связи с каждым из городских участков, микрорайонов, дворов. А муниципальный депутат это как раз тот, кто должен быть всегда рядом, и кого, образно выражаясь, можно потрогать, пощупать, с кем встретиться во дворе. Вот она – настоящая власть! Та самая, что на расстоянии вытянутой руки, а значит до нее можно «достучаться». И люди должны это понимать, тогда не будет спекуляций на тему, которую сегодня активно обсуждают: «Дайте прямые выборы мэра» или «Заберите прямые выборы».

 

– Соглашусь с вами в том смысле, что большинство людей почему-то привыкли – при советской ли власти, со времён перестройки, или, может, просто в силу лени, что им самим ничего делать не надо.

– Только пожаловаться!

 

– Да! Вовремя подать заявку депутату, мэру, президенту – это главное и единственное сейчас. А там всё должно срастись. Причем как-то само. Но – быстро. Иначе – бардак в стране и так далее…

– Вот – узнаю Фомина и его обличительный сарказм! (смеется) Действительно, такое равнодушие появляется. Беспокоятся вообще лишь самые активные. Большинство не утруждают себя даже этим.

 

– Да-да! Мол, да что там подавать – ничего не изменится, знаем мы вас!

– (Улыбается) Ну вот мы и ответили с вами вместе – вы мне помогли. В силу того, что я ещё молодой политик, неопытный, косноязычный, может…

 

– Ха-хаха! Да уж! Но… Вы ведь на самом деле в политической жизни города, региона до сих пор не были замечены до недавнего времени как активный участник. И не только вы, кстати. В Думу вообще пришло немало, как говорят в таких случаях, новобранцев: молодежь, люди, которые никогда не занимались политикой и городским хозяйством… Такая неопытность способна, по-вашему, создать проблемы? Или это относительный недостаток, и его можно восполнить, скажем, самоотдачей депутатов, повышенной ответственностью и так далее?

– Вы знаете, это и недостатком нельзя назвать, и плюсом. Мы ошибаемся, когда думаем, что депутаты должны досконально разбираться в городском хозяйстве. Зачем? Какой в этом смысл? Городское хозяйство хорошо должен знать наёмный работник, настоящий профессионал в этом деле…

 

– Сити-менеджер?

– Да! Как директор на заводе или топ-менеджер в крупной компании. Он должен иметь соответствующую квалификацию и пройти аттестацию, а депутаты, жители города должны, обсудив его кандидатуру, доверить ему правоведения городского хозяйства, исполнение бюджета и так далее. И такая система хорошо себя зарекомендовала в городах с населением свыше 400 тысяч человек. Депутат же – это по сути пламенный и беспокойный борец…

 

– Не ёрничаете сейчас?

– Нисколько! Это человек, который может донести чаяния народа до того же управленца, возбудить тему и держать её на контроле, добиваясь решения. Он не обязан разбираться в тонкостях, как уложить асфальт.

 

– А мы вот как раз видели вас в информационных сюжетах, как вы ходите и проверяете качество укладки…

– Просто у меня есть этот опыт, но, по идее, это все-таки не обязанность депутатов. Наша обязанность – сказать представителю исполнительной власти, тому же сити-менеджеру: «Будьте любезны, сделайте вон там, где люди хотят и где это возможно, дороги, а вон там разбейте газоны и поставьте детские городки, а вон там отремонтируйте колодцы!». И в ситуации с сити-менеджером, по моему убеждению, у нас шансов быть услышанными и правильно понятыми, больше. Надо быть честными перед собой: когда мэр выбирается общим голосованием горожан, профессионал к власти приходит далеко не всегда. Люди же выбирают зачастую исходя не из логики или здравого смысла, а – на основе эмоций или протеста, а порой представляя интересы каких-то крупных финансовых групп, которые хотят поставить своего человека «на власть». И что в таком случае делать депутатам Думы? Какие у них полномочия контролировать деятельность такого руководителя города? Их избрал народ – но и его избрал народ: коса на камень… А сити-менеджер будет строго подотчетен, и риск каких-то некомпетентных действий главного городского управленца, риск сознательных манипуляций с бюджетом значительно снизится.

 

– Я вас понял…

– А я по глазам вижу, что вы поняли! (улыбается) А если всерьёз, то я уверен, это всё очень логичные вещи. Вопросы функционирования городского хозяйства должны решаться системно, чётко, внятно и подконтрольно. И тогда неважно, молодой ли, опытный. или неопытный депутат. Главное, чтобы он действовал в рамках правильной системы и искренне переживал за свой округ и за свой город, – вот и всё. Есть у нас весьма немолодые депутаты – Андрей Павлович Хоменко, например. Так вот это человек, за которым наши молодые депутаты угнаться не могут!

 

– Дмитрий Викторович, сейчас для всех очевидно, что страну, регион и собственно наш город ждут сложные времена. Ещё год назад, когда принимали городской бюджет на ближайшие три года, ситуация не выглядела столь серьёзной… Будут ли кардинальные изменения в этом бюджете и в основных городских программах?

– Бюджет приняли, действительно, с дефицитом. Дефицит не критичный – 1,8%.И все социальные программы даже в рамках принятого бюджета будут сохранены. Это тревоги не вызывает. Приоритеты на социальное развитие сохраняются, всё будет выполняться. Что касается стабильности бюджета, то мы с депутатами приняли решение активно поучаствовать в поисках дополнительных источников доходной части городской казны. Мы на Думе приняли решение о создании специальной депутатской группы по проверке МУП – муниципальных унитарных предприятий.

 

– А что с ними не так?

– МУПов в Иркутске существует более 20. И, по идее, созданы они не для извлечения прибыли, а для оказания услуг, которые частные предприниматели оказывать населению не хотят в связи с их низкой рентабельностью или даже убыточностью. То есть они призваны исполнять социальную функцию. И такие МУПы, как «Комбинат школьного питания» или «Детская молочная кухня», наверное, действительно не могут работать прибыльно. Но у нас есть МУПы, от которых в городском бюджете мы ничего не видим, но их частные аналоги при этом весьма и весьма прибыльно реализуются в бизнесе. Это, например, «Асфальтобетонный завод», занимающийся производством смесей для ремонта дорожного полотна. Это «АГОРА», сдающий в аренду муниципальное имущество, Водоканал и Центральный рынок.

 

– Они что – тоже не приносят прибыли городу?

– Нет. Изначально предполагалось, что на том же Центральном рынке за счёт низкой арендной платы смогут торговать продавцы, которые фактически будут устанавливать социальные цены на продукты. Но… Мы все бываем на Центральном рынке. Все видим, что там нет желаемых социальных цен: всё стоит так же, как и на рынках коммерческих. А если так, то надо признать: социальной нагрузки у этого МУПа уже нет. Будем разбираться, что делать. По нашим ощущениям, мы сможем найти дополнительные источники доходов в городской бюджет. Но в любом случае ситуация не останется в тени и в кулуарах…

 

– Ааа! В кулуарах!

– Да! (улыбается) Не останется. Мы обязательно будем держать в курсе происходящего горожан и журналистов. И… вот я вижу скептическую улыбку на вашем лице. Так вот обещаю, что так и будет. Я и впрямь считаю, что первые коллеги депутатов – это журналисты! Мы не хотим, чтобы самые важные вопросы городской жизни растворялись где-то в глубинах и коридорах городской администрации, уходили в песок.

 

– А на ваш взгляд, реально ли в ближайшие годы изменить ситуацию с дорогами в городе и вводом в эксплуатацию жилья? Эти проблемы, как известно, считаются для горожан наиболее острыми и раздражающими…

– У нас Иркутск очень слабо участвует в федеральных программах, надо с этого начать. Другие города области действуют намного активнее – тот же Черемхово. Почему мы прошли мимо – это загадка. Будем заниматься этим вопросом. Плюс более внятно планируем рассматривать программы освоения уже застроенных территорий – тут тоже есть над чем работать. Я думаю, что существуют инструменты, которые при внимательном подходе позволят улучшить ситуацию.

 

– У вас есть личные идеи городского обустройства, переформатирования городской жизни? Очевидно же, что желание закрыть БЦБК пришло в голову губернатору Сергею Ерощенко не одномоментно и не тогда, когда он стал первым лицом региона, – всё это какое-то время вызревало. Идею, скажем, городского карнавала мэр Виктор Кондрашов тоже вынашивал давно, задолго до того, как стал главой города. О чем думаете вы?

– Вы можете проехать сейчас в «Ладогу» – Центр, который я создал, – посмотрите и поймёте, о чём я мечтаю. Вот так я хочу, чтоб было везде в городе: красиво, чисто, понятно, удобно – чтобы мы гордились своим городом.

 

– Но как это сделать, когда создается ощущение, что горожане – как лебедь, рак и щука: каждый сам по себе? Объединяются только для конфликтов и войны между группами.

– А мне кажется, мы просто забыли, в каком городе мы живем, перестали ощущать себя иркутянами и перестали чувствовать свои обязательствами перед городом, перед памятью тех, кто здесь жил до нас, кто создавал Город… Иркутск – середина земли. Я верю в это. И мы должны понимать, что у нашего города великое прошлое и великое, я убежден, будущее. Надо не размениваться на мелочи, не тратить свою энергию на нытье и ссоры по пустякам и попытаться решать большие задачи, достойные нас и нашего города. У нас такой потенциал, который позволит всем найти свое счастливое место в городе. Давайте консолидироваться, объединять усилия для создания общей комфортной площадки, среды обитания. Результат будет стоить того!

 

– Консолидироваться можно лишь на основе совместных идей, которые должны обсуждаться…

– Да, я понимаю вас! И соглашусь: в Иркутске нет общегородских дискуссий, нет публичных возможностей заявить о чем-то, обсудить. Хотя, на мой взгляд, это как раз и должно стать основой сближения городских слоёв, элит. Сначала мы артикулируем идею, совместно обсуждаем, приходим к какому-то конструктивному решению или, быть может, генерируем новую идею – формируем запрос власти и помогаем ей в ее действиях. Алгоритм должен быть примерно таким!

 

– Не боитесь, что погрязнем в препираниях? Не дойдем до формирования запроса?

– Дойдем! Это процесс. А у любого процесса есть начальная и финальная стадии. Тем более что в дискуссии будут наверняка участвовать такие здравомыслящие, способные организовать грамотный диалог дискутёры, как Андрей Фомин и Сергей Шмидт…

 

– Опять вы со своими шуточками!

– А почему нет? Разве вы не будете участвовать в таких дискуссиях?

 

– А вы не боитесь, что «здравомыслящие дискутёры» поднимут вопросы, на которые власть не захочет отвечать?

– Лично я не боюсь. И – открыт для любой дискуссии. Уверен, что большинство депутатов Думы города тоже этого не боятся. А вот кто боится, кто не готов к открытому и откровенному разговору, мы и увидим! Другое дело, что разговор доложен исходить из конструктивного посыла, он должен предполагать позитивное видение предполагаемого пути. И у нас в Иркутске ведь масса позитивных людей!

Меня недавно ваши коллеги схватили за руку: вы за переименование улиц или за то, чтобы оставить старые названия? Я говорю: дорогие мои, вы назовите так или иначе, но убирать-то, чистить эти улицы всё равно придётся! И вот этот вопрос – чистоты улиц – мне кажется куда более важным, ёмким, принципиальным, чем их название… Именно позитивного настроения и незацикленности на мелочах я хочу пожелать иркутянам в Новом году. С наступающим праздником, друзья!

 

Беседовали Светлана Фомина-Переломова и Андрей Фомин, фото Андрея Фёдорова

Иркутские кулуары

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Другие материалы автора

- Без лести вам говорю: "Иркутские кулуары" придают нашему городу дополнительную уникальность.

 

Виктор Кузеванов, кандидат биологических наук, советник мэра г. Иркутска, председатель Общественной палаты третьего созыва

Nike